Воспоминания Штыковой Инны Алексеевны

     Когда началась война мне исполнилось 5 лет и 3 месяца, а сестре 1,5 года. Летом мы жили в деревне у бабушки.
     Как только немцы начали подходить к Ленинграду, мам сразу же бросилась за нами. Ивот, как ни странно, первые дни войны остались в памяти ярче, а всё остальное стёрлось.
     В июле-августе (точно не скажу) мы пробирались в Ленинград. Доехать не удалось, часть пути пришлось преодолевать пешком. Мама несла сестру на руках, а мы с тетей с вещами и продуктами шли (точнее тащились) по дну придорожной канавы, часто останавливаясь, чтобы перевести дух. Временами немецкие самолёты летали очень низко над землей и обстреливали идущих людей. Приходилось ложиться на землю, а мам и тётя закрывали нас своими телами. Маленькая сестрёнка часто плакала.
     Во время очередного налёта немцев удалось спрятаться в ближайшем лесу, и картина, которую я увидела, запомнилась навсегда. Вокруг костра много раненых солдат. Они сидели, лежали, все в бинтах, солдатских шинелях, многие стонали. Их было так много, что стало еще страшнее. Мама отдала им чемодан с продуктами, отдала всё, а мне стало жалко (мне было всего 5 лет).
     Всю блокаду мы прожили в маленькой комнате (с печкой) на Петроградской стороне в голоде и холоде, как и все остальные. Подробности в памяти стёрлись, осталось ощущение голода надолго.

г.Ленинград, школа №40, 1 класс, 1944 год.